no
4/Вера/slider

Господь - Пастырь мой

Комментариев нет


"Господь - пастырь мой" (Пс. 22:1). Пастух и царь знал, о чем поет. Он вверяет себя Богу - со всем своим противоречивым прошлым и туманным будущим. 
Давид восходит к своему концу и готовится к встрече с Богом. Он отслужил Царю царем, основал династию и подготовил нужное место для последующих великих событий.
Но теперь он снова видится себя пастухом или учеником Пастуха, наивным белокурым мальчуганом.
Он возвращается в детство, он снова чист и счастлив. Как и тогда, как и всегда, он уповает на Господа.
Он был пастухом и царем. Мог быть и кем-то другим. Главное не это. Мы никогда не видим всю картину, все величие Божьего замысла. 
Главное, что он послушно служил «изволению Божьему» (Деян. 13:36).
Пастух и царь, пророк и певец проложил дорогу Мессии.  Его ошибки и грехи будут искуплены великим потомком. 
«Сын Давида» станет Добрым Пастырем и Царем царей, а всех нас сделает частью этой продолжающейся истории – призвания и воспитания, дружбы и верности, милости и прощения, борьбы и победы.


Душа моя – словно ребенок

Комментариев нет


Паломнику свойственна скромность. Он молчит о себе. Он знает свой путь и послушен ему.
Гордость извращает путь, делает странника слепым и уводит прочь от цели. 
Паломник не мечтает и не отвлекается, он внимательно следует за голосом Бога, за Божьими знаками. 

«Господи! Сердце мое
не было надменным,
глаза мои свысока не смотрели,
не посягал я на то, что выше меня,
на то, что для меня недоступно» 
(Пс. 130:1 перевод РБО-2015).

Давид поет о детской привязанности к Богу, о наивном, полном уповании на Него. Здесь нет царя, здесь – ребенок, младенец, не способный самостоятельно сделать и шага. 
Таков же Израиль – он кормится и опекается, направляется и защищается Господом. 
В этом уповании – наша сила.

«Я утешал, успокаивал душу мою,
словно ребенка, отнятого
от груди материнской.
Душа моя – словно ребенок, отнятый
от груди материнской.
Да уповает Израиль на Господа
отныне и вовек!» (2-3).


Царь укрощает силу и гордость, опускает глаза, смиряет сердце. 
До конца жизни он остается ребенком.

Нации в свете Пятидесятницы

Комментариев нет


Констатируя тот очевидный факт, что мир разделен - на семьи, племена, народы и нации, мы должны обратить внимание и на то, что этот же мир объединен – посредством тех же образований. Нужно отметить, что нации – довольно поздний продукт исторического развития, в ходе которого люди учатся преодолевать старые разделения и объединяться в новые общности. Как правило, они соединяют в себе, в своем имени множество различий – языковых, этнических, региональных, культурных. Т.е. нация – не атом, не неделимое целое. Нация – политическое образование. И если нация начинается с поиска общего основания и примирения различий, то мы можем этот же импульс продлить, распространить за ее собственные пределы – на отношения межнациональные.   
Как правило, библейские образы предваряют и направляют историческое развитие. В частности мы, как христиане, должны видеть в событии Пятидесятницы рождение невиданной ранее глобальной общности. Внутри этой общности сохраняются различия (языки и народы), но они примиряются в одном Духе.
«Они увидели нечто напоминающее языки пламени, эти языки, разделившись, сошли на каждого из них. Все исполнились Святого Духа и заговорили на разных языках – так, как им было дано Духом». В то время в Иерусалиме находились благочестивые иудеи со всех концов света, из самых разных народов, и на шум этот собралась большая толпа. Все они изумлялись, слыша, что те говорят на языках их стран (Деян. 2:3-6).
Пламя разделилось на языки. Ученики разделились по языкам. Не было главных и второстепенных, титульных и маргинальных. Каждый язык и каждый народ были представлены и уважены. Но говорили они об одном и том же, пребывали в одном и том же Духе.
Чужестранцы удивлялись тому, что Слово Бога, «проповедь о великих деяниях Бога» выражается в языковой полифонии: «Мы слышим, как они говорят о великих деяниях Бога на наших языках… Что бы это значило?» (2:11-12). Это значило не меньше, чем рождение нового народа, вместившего в себя все другие этнические, языковые, культурные, политические различия.
Тем не менее, вслед за благочестивыми иудеями мы повторяем и должны повторять тот же вопрос: «Что бы это значило?». Что бы это значило – слышать Слово Бога на разных языках в одно и то же время? Что бы это значило – видеть странное собрание столь разных людей, объединенных Духом? Что бы это значило для наших последующих отношений между объединенными и в то же время разными? Что бы это значило для нашего понимания Бога и Его плана для всех народов?
Никогда прежде такого не было и никогда больше не будет. Империи выделяют один язык и народ, остальных подчиняют. Только Бог может знать и любить все языки и народы. Только Его ученики способны видеть историю в свете Пятидесятницы. Только в свете Пятидесятницы открывается эсхатологическая перспектива всеохватного и мирного Божьего Царства.

В день Пятидесятницы апостолы обратились ко всем народам, передавая им Благую Весть на соответствующем языке. В Царстве Божьем соберутся те избранные из всех народов, которые приняли послание, отправленное в день Пятидесятницы. Мы все еще живем между полыхающей Пятидесятницей и торжественным явлением Царства. Поэтому разные языки должны звучать громко и мирно, чтобы все народы могли слышать Благую Весть, чтобы наступающее Царство наполнялось людьми и народами, новыми лицами и голосами.

Из бездны воззвал к Тебе

Комментариев нет


Паломник восходит к Господу, отрываясь от земного притяжения, от сообщества нечестивых.
Но если быть предельно честным, то самым страшным притяжением является наша собственная греховность, наша склонность ко злу.
Песнь восхождения рождается из нашей собственной бездны, из осознания и прозрения по поводу собственной испорченности. Мы в плену своих грехов. Не так виновны другие нечестивые, как мы сами. 
Бежать нужно не из общества грешных, но от самого себя.
Если псалмопевец взывает из бездны, он уже никого не обличает и не обвиняет, он все берет на себя.
Он просит лишь одного: Боже, не следи за грехами нашими, уничтожь их Своим прощением!
Этот псалом открывает правду о нашем положении: не так страшно общество, в котором мы живем, как мы сами, как бездна внутри нас, как мы внутри бездны.
Никакой паломник не может выбраться из собственной бездны. Сколько бы пути он не прошел, бездна не отпускает. Даже в святых местах, даже в собрании святых.
Мы не можем убежать от своей бездны. Мы можем лишь просить Бога о милости и помощи. Мы можем уповать на Его власть
Наша - бездна. Его - власть. Это сочетание многое проясняет.
Автор не питает иллюзий относительно себя. Но при этом исповедует власть Божью: “В Твоей власти прощение”, “Милосердие во власти Его, избавление во власти Его”.
Из бездны яснее видится милосердие и могущество Божье. Когда мы ничего не можем сделать сами, мы учимся верить и ждать.
“Душа моя ждет… душа моя Господа ждет сильней, чем стражи – рассвета! Сильней, чем стражи – рассвета!”.
“Господь избавит от всех грехов”. Господь спасет меня из бездны. Не я восхожу к Нему, но Он снисходит ко мне.
“Песнь восхождения” – о Его снисхождении.

Псалом 129. Песнь восхождения
Из бездны воззвал к Тебе,
Господи!
О Господь, услышь голос мой!
Твой слух
Да внемлет моим мольбам!
Господь! Если Ты неотступно
Будешь
Следить за грехами нашими,
Кто тогда устоит, о Господь?
В Твоей власти прощение,
И да страшатся Тебя все люди!
Уповаю на Господа,
Душа моя ждет,
На слово Его надеюсь.
Душа моя Господа ждет
Сильней, чем стражи – рассвета!
Сильней, чем стражи – рассвета!
Да уповает Израиль на Господа!
Милосердие во власти Его,
Избавление во власти Его.
Он избавит Израиль
От всех грехов.

(перевод РБО-2015)

Угнетали, но не одолели

Комментариев нет



Псалмы паломника устремлены к Богу и Его святым местам и людям. Но также выражают тот сложный опыт, который толкает в путь и дает силы путь пройти.
Псалом 128 – псалом угнетенного и освобожденного народа. И угнетение нужно помнить. Но помнить в свете освобождения, в той обратной перспективе, которая дается освобождающим Богом.
Раньше было одно угнетение. Теперь все изменилось. Теперь нужно говорить «угнетали, но не одолели».

«С юности моей
многие угнетали меня», -
говорил Израиль.
Но теперь пусть скажет:
«С юности моей
многие угнетали меня,
но не одолели».
Спину мою пахари распахали,
длинными бороздами.
Но Господь справедлив,
Он ярмо нечестивых сломал!»
(Пс. 128:1-4. РБО-2015)

Паломник может отправиться в путь лишь потому, что кто-то его освободил. Господь сломал «ярмо нечестивых».
В переводе Сергея Аверинцева: 
«Праведен Господь, Он рассек нечестивых сеть» (почти как в Синодальном - «рассек узы нечестивых»).
Господь рассекает нашу связь с миром нечестивых, разрывает удерживающее земное притяжение. Мы свободны выйти из своего «естественного» окружения, мы свободны жить сверхъестественным.
Мир порабощает и использует. Империи стоят на спинах рабов. Пирамиды основаны на черепах. Каждая монета пахнет кровью и потом несчастных.

Мы были теми несчастными, которых угнетают и которые угнетают себя сами. Но теперь мы свободны и идем к святому месту. Ни обоза, ни гроша. Лишь Бог и свобода, лишь небо и путь, лишь песня в пути: «Угнетали, но не одолели». Жив Господь!
no