no
4/Вера/slider

Иодай и Иоас: восстановление завета

Комментариев нет


Дом Ахава был истреблен. Но в Иерусалиме все еще царствовала его дочь Гофолия. Она уничтожила всех претендентов на трон, кроме Иоаса.
Центром оппозиции становится храм. Малолетний Иоас скрывался в доме Господнем целых шесть лет, а в седьмой год священник Иодай вооружил верных людей и воцарил окрепшего Иоаса.
Историк упоминает важную деталь: священник раздал воинам копья и щиты Давида. Когда-то священники помогали праведному Давиду, сейчас они помогают Иоасу.
Но священник Иодай идет дальше. Он понимает, что царю всего лишь семь лет. И в этой ситуации, когда враги еще сильны, а царь еще слаб, именно священник должен сыграть главную роль в восстановлении завета и священного порядка.   

«И заключил Иодай завет между Господом и царем и народом, чтоб он был народом Господним, и между царем и народом» (4 Царств 11:17).

Иоас оказался на троне. Но центром жизни стал не дворец, центром стал храм. Вновь дом Господень стал местом силы и славы. Дом Ваала был разрушен,  Гофолия казнена. «И веселился весь народ земли, и город успокоился».

Бывают времена, когда священники должны взять власть в свои руки – не для того, чтобы присвоить, но чтобы передать правильному человеку и спасти весь народ от гибели.  
Именно священники должны научить нового царя. 
Именно священники должны напомнить всем о завете.

Какой мир?

Комментариев нет





Цари грешили без оглядки. Бога забыли, пророков не слушали.
Но Божье слово о доме Ахава было непреложным. То, что не сделал Илия, завершил Елисей. Впрочем не он сам, но его посланник, «сын пророческий», который вылил елей на голову Ииуя и быстро убежал.
Ни Илия, ни Елисей не хотели участвовать в этом грязном, точнее кровавом деле. Но приговор Божий должен был исполниться.
Ииуй был инструментом в этом плане, хотя сам не был праведным и чистым. Елисей знал, что этот «помазанник», как и Азаил, причинит много беды Израилю.
Ииуй не был лучше Иорама Израильского или Охозии Иудейского, но пророк передает ему ответственное Божье задание – наказать этих царей. А также покончить с Иезавелью.
Любопытен диалог Ииуя и Иоарама: 

«Когда увидел Иорам Ииуя, то сказал: с миром ли, Ииуй? И сказал он: какой мир при любодействе Иезавели, матери твоей, и при многих ее волхвованиях?» (4 Царств 9:22).

Ииуй – грозный вестник от Бога: мир нет и не будет. Нельзя грешить так бесстыдно и безнаказанно.
Ииуй истребил дом Ахава и Охозии. Этим его миссия ограничивается. В остальном он был таким же нечестивым, как и предшественники.
Иногда смена царей происходит не потому, что новый лучше старого. Просто вышел срок. Наполнилась мера беззакония. Зло съедает себя. Приближенный военачальник убивает своего господина.
Эта странная череда злых и грешных царей, которые убивают друг друга, замыкает порочный круг преступления и наказания.

Но в этом круге всегда есть шанс. Помазывая Ииуя на царство, сын пророческий напоминает ему о Боге, о Царей царей, о Господине истории. Ииуй мог стать другим. Он мог принести дому Ахава суд, но народу Израиля - мир. Он мог служить Богу не только мечом, но и верой и правдой. Увы!

Когда человек Божий плачет

Комментариев нет



Елисей сoвершает много добрых чудес. Однако он не спаситель, он пророк.
Иногда все, что он может сделать – предупредить отдельных людей о бедствии, но спасти весь народ никак не может.
Это большая печаль – знать и говорить о Божьих судах, видеть мучение родного народа, наблюдать самоубийственный грех царя.
Елисей предрек рождение сына той Сонамитянке, которая проявляла гостеприимство и кормила пророка. Когда сын заболел и умер, пророк воскресил его. Но исцелить всех бесплодных и воскресить всех умерших он не может.
Более того, он не может остановить новые и новые бедствия, которые обрушиваются на неверный и строптивый народ.
Грядет новый голод, семилетний. И это бедствие неотвратимо. Поэтому пророк говорит Сонамитянке: 

«Встань, и пойди, ты и дом твой, и поживи там, где можешь пожить, ибо призвал Господь голод» (4 Царств 8:1).

Женщина бежит в земли Филистимские, находя там спасение. Иногда жизнь в земле лютых врагов безопаснее, чем в земле родной, но грешной и проклятой.
Елисей видит новые беды, чувствует гнев Господа, плачет о своих родных. Но не может сделать ничего, лишь напоминать о Боге, вере и верности.
Он видит Азаила, который будет царем Сирии, и не может не передать ему волю Божью.
«И устремил на него Елисей взор свой, и так оставался до того, что привел его в смущение; и заплакал человек Божий. И сказал Азаил: отчего господин мой плачет? И сказал он: оттого, что я знаю, какое наделаешь ты сынам Израилевым зло».
Елисей может убить или проклясть будущего царя. Ему охотно помогут медведицы или огненные колесницы. Но он знает: Азаил лишь орудие Божьей воли. Вина и ответственность – на Израильском народе.

Поэтому Елисей плачет, но завершает дело своего учителя Илии. Азаил таки будет царем и причинит много горя Израилю. Но пророк служит не Израилю, пророк служит Богу. Плачет, но служит.

Что нам сидеть здесь, ожидая смерти?

Комментариев нет


Самария в осаде. Отчаяние и голод. Люди едят своих же детей.
Но человек Божий Елисей предсказывает, что уже завтра настанет изобилие. Как это возможно, кто может в это поверить?
Ближайший царский сановник выражает «официальную позицию»:

«Если бы Господь и открыл окна на небе, и тогда может ли это быть?» (4 Царств 7:2).

Это неверие поражает не меньше, чем все страшные беды. Потому что оно и есть причиной всех этих бед.
Царь верит идолам, но не Богу. Сановник верит в свою смерть охотнее, чем в щедрость и милостью Божью. Все верят своим глазам, но не пророческим добрым словам.
Елисей гневается на неверие царского помощника и предрекает ему смерть. Разве не хватит смертей? Разве не стоит оставить эти слова просто так? Нет, для пророка такие слова  - преступление пред Богом, они убивают веру в народе, они унижают Бога, отказывая Ему в праве на чудо и милость.
Царь – такой же неверующий, как и его сановники. Даже когда ему доносят, что вражеский стан пуст, что можно взять трофеи и праздновать спасение, он не верит. Точнее он верит, но верит в хитрость Сириян, не в силу Божью.
Весть о победе принесли не воины, но прокаженные. Им было нечего терять, и они решили пойти в разведку. «Что нам сидеть здесь, ожидая смерти?». Они первые увидели пустой стан, наелись, напились, набрали полезных вещей. 
Они могли есть и пить до утра. Но решили иначе: «Не так мы делаем. День сей – день радостной вести, если мы замедлим и будем дожидаться утреннего света, то падет на нас вина. Пойдем же и уведомим дом царский».
Счастливые прокаженные бегут в город с радостной вестью: «Хватит отчаиваться, мы спасены!». Но никто их не обнимает, никто им не улыбается, никто их не благодарит.
Прокаженным не верят, пророку не верят, Богу не верят.
А чудо ведь совсем рядом.

Наш голод, наше поражение, наше отчаяние – от нашего неверия.

Открой глаза, чтоб увидеть

Комментариев нет


Вокруг Елисея была Божья защита. Поэтому он не смотрел на войска противника и не боялся угроз. Он знал: «тех, которые с нами, больше, нежели тех, которые с ними» (4 Царств 6:16).
Но другие ужасались при виде опасностей: «Увы, что нам делать!».
Один слуга так испугался вражеской осады, что Елисею пришлось сотворить чудо. И это чудо было особенным: ничего не изменилось в мире, но слуга стал видеть этот мир иначе.
«И молился Елисей, и говорил: Господи! Открой ему глаза, чтоб он увидел. И открыл Господь глаза слуге, и он увидел, и вот, вся гора наполнена конями и колесницами огненными кругом Елисея» (17).
С тех пор, как Елисея увидел взятие Илии на огненной колеснице, небо перед ним не закрывалось. Потому царей и войск он не боялся.
Я думаю, что жизнь слуги изменилaсь тоже. Он увидел настоящую реальность, не чудо. Ведь для нас чудо – это вмешательство в реальность. А здесь слуга видит реальность неискаженную, реальность Божьей силы.
Слуга прозрел, сирияне же были поражены слепотою. Они послушно шли за Елисеем и оказались прямо в Самарии. Там глаза их открылись и они увидели себя в окружении Израильтян.
Примечательно, что Елисей не пользуется этой ситуацией. Он не просит огненные ангельские колесницы о помощи, хотя они наготове. Он запрещает царю Израильскому убить беспомощных сириян. Для него важно не наказать, но показать, открыть глаза на подлинную реальность.
Разве мы не похожи на перепуганного слугу, который не видит Божьей силы, одно лишь войско вражье?
Разве мы не похожи на тех несчастных сириян, что ходят слепыми, воображая себя всевидящими и всемогущественными?
Разве мы не должны просить Господа о себе: «Открой глаза, чтобы увидеть?».
Разве мы не должны просить Господа за свой народ: «Открой ему глаза, чтобы он увидел?».

Разве мы не должны просить Господа за своих врагов: «Открой им глаза, чтобы они видели?».
no